Суббота, 04.04.2020, 19:07
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи » События

Писатель Василий ЖУРАХОВ: Наивысшая награда для меня - это благодарность человека

Писатель Василий ЖУРАХОВ: Наивысшая награда для меня - это благодарность человека

В эти дни 70 лет назад на просторах Белгородчины Красная армия вела жестокую битву с гитлеровскими полчищами. На Курской дуге фактически решалась судьба Второй мировой войны. Воронежским фронтом командовал наш земляк генерал армии Николай Фёдорович Ватутин.

Он родился 16 декабря 1901 года в крестьянской семье в селе Чепухино Валуйского района. Там окончил сельскую школу, поступил в Уразовское коммерческое училище, но недоучился по причине бедности - нечем было платить за учёбу. После октябрьской революции 1917 года Николай Ватутин руководил в родном селе комиссией по разделу земли. В апреле 1920 года его призвали в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию - это и было началом военной карьеры будущего полководца.

Войска Воронежского фронта под командованием генерала Ватутина не дали гитлеровцам прорваться к Курску с юга через Обоянь, перемололи немецкую бронетанковую армаду в легендарном сражении 12 июля под Прохоровкой и с 3 августа совместно со Степным фронтом перешли в наступление. В ходе Курской битвы, которая длилась 50 дней и ночей, были освобождены Белгород и Харьков. Но после этой победы судьба отпустила генералу Ватутину всего семь месяцев жизни. 29 февраля 1944 года этот талантливый полководец, командовавший в то время 1-м Украинским фронтом, был тяжело ранен бандеровцами и 15 апреля умер в госпитале в Киеве.

О Николае Фёдоровиче Ватутине издано немало книг и статей, но их авторы в описании гибели генерала ограничивались, как правило, сведениями, почерпнутыми из эмоциональных воспоминаний члена Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-майора Крайнюкова. А эти сведения, как оказалось, не вполне соответствуют действительности.

К 70-летию битвы на Огненной дуге вышла в свет книга белгородского писателя Василия Журахова «Генерал Ватутин: тайна гибели». Это первое историческое исследование обстоятельств гибели выдающегося полководца, основанное на документах, которые автор отыскал в архивах России и Украины. «Белгородские известия» пригласили Василия ЖУРАХОВА на свой гостевой диван.

- Василий Михайлович, почему вы занялись расследованием гибели генерала Ватутина?

- Два года назад я познакомился с дочерью Николая Ватутина Еленой Николаевной, она живёт в Праге, а тогда приехала на родину отца. И Елена Николаевна мне рассказала, что расследования по факту бандитского нападения на её отца не было. Я юрист и знаю, что расследование должно было быть. Ведь нападение на Ватутина было совершено на уже освобождённой от захватчиков территории Западной Украины, следовательно, это был не бой с противником, а бандитский налёт в тылу Красной армии. Поэтому, в соответствии с законом, должны были возбудить уголовное дело и установить виновных.

Поскольку родственники командующего войсками 1-го Украинского фронта - его дочь Елена Николаевна и внук Александр - ничего о расследовании не знали, я обратился к истории Второй мировой войны, истории Великой Отечественной войны, к воспоминаниям начальника Генерального штаба маршала Василевского и других полководцев. Однако никакой новой информации, которая бы дополнила общеизвестную версию гибели генерала Ватутина, там не было. Тогда я и решил заняться расследованием.

- А с чего начали?

- Написал план расследования. Составил схему. Я ведь двадцать шесть лет прослужил в МВД и знаю, как вести следствие. В работе мне очень помогли председатель совета ветеранов УФСБ России по Белгородской области Валерий Искрицкий и его коллега - председатель совета ветеранов Управления Службы безопасности Украины (СБУ) в Харьковской области Александр Чесноков. Так появился проект «Генерал Ватутин: тайна гибели». Я как член Союза журналистов и член Союза писателей делал запросы в нужные архивы, а Валерий Искрицкий и Александр Чесноков содействовали, чтобы на них вовремя отвечали.

- С какими архивами пришлось работать?

- Я изучил как общедоступные исторические материалы, так и недавно рассекреченные, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны РФ, Государственном архиве, архиве УФСБ России по Омской области, архиве Военно-медицинского музея Министерства обороны РФ, архиве главного управления кадров Министерства обороны РФ, архиве Управления СБУ в Ровенской области, Центральном государственном архиве общественных объединений Украины и Отраслевом государственном архиве СБУ Украины.

- Вы работали в украинских архивах, а ведь на Украине сейчас героизируют деятельность бандеровцев. Наверное, были проблемы с доступом к документам?

- Особых проблем не было. Меня поддерживали люди, которые далеки от героизации фашистских прихвостней. Поэтому в украинских архивах я мог работать почти со всеми интересующими меня документами. Были чисто технические неувязки, но это не помешало моему расследованию.

- В книге вы ссылаетесь на документы контрразведки Смерш, найденные в архиве Омского УФСБ. Почему они оказались в Сибири? Ведь генерал Ватутин воевал и был ранен на Украине?

- Дело в том, что во время войны часть важных документов архивировали в городах, которые были равноудалены и от Германии, и от воевавшей на её стороне Японии. В глубоком тылу. В данном случае много документов, связанных с нападением на генерала Ватутина, хранится в Омске. Кстати, по ходатайству омского архива ФСБ России рассекретило очень важные документы, которые я запрашивал для работы над книгой.

- Вы ездили на Украине в село Милятын, где бандеровцы напали на Ватутина?

- Нет. Я работал только в Киеве, в архиве Службы безопасности Украины. К сожалению, на Западной Украине у меня не было таких контактов, чтобы приехать и беспрепятственно провести расследование.

- В чём, на ваш взгляд, ошибка тех, кто сопровождал генерала Ватутина в роковой поездке по Ровенской области?

- Несогласованность в действиях командования и Смерш. В книге есть докладная записка начальника Управления контрразведки Смерш 1-го Украинского фронта Осетрова по факту нападения бандгруппы Украинской повстанческой армии (УПА) на командующего генерала армии Николая Ватутина:
«29 февраля 1944 года, закончив работу в штабе 13-й армии, в 16.30 товарищ Ватутин выехал в район расположения штаба 60 армии в город Славута. Перед отъездом генерала армии т. Ватутина и других командующий 13-й армией Пухов предложил ехать в Славуту через Новоград-Волынский. Член Военного Совета армии Козлов предложил ехать также через Новоград-Волынский или же по маршруту: Ровно - Гоща - Милятын (по которому ехал тов. Ватутин в 13-ю армию), о чём тов. Ватутин и согласился.

Несмотря на позднее время и наличие по маршруту Гоща - Милятын - Славута вооружённых банд, что Военному Совету 13-й армии было известно из сообщений отдела Смерш той же армии, генерал-лейтенант Пухов и генерал-майор Козлов для сопровождения командующего фронтом т. Ватутина не направили дополнительной охраны и не предложили бронированных средств передвижения. Полковник Семиков знал, что часть охраны Военного Совета фронта направлена по другому маршруту, также не предложил усилить имевшуюся охрану. Кроме этого, Военный Совет 13-й армии о передвижении командующего фронтом из города Ровно в город Славута не поставил в известность отдел контрразведки Смерш. В результате беспечности в охране командующего фронтом тов. Ватутина его и вместе с ним следовавшие машины, не подозревая о наличии вооружённой банды, въехали в село Милятын, где и был произведён обстрел и ранение тов. Ватутина…»

- Что было после нападения на командующего фронтом? Бандитов искали?

- В том-то и дело, что никто их не искал. Действия оперативных работников контрразведки при поддержке войск НКВД носили не оперативно-разыскной характер, а в основном сводились к проведению войсковых операций по ликвидации бандитских групп УПА. С точки зрения военной стратегии это правильное решение: любая армия должна заботиться о безопасности своих тылов, но и отходить от расследования бандитского нападения на генерала Ватутина, согласно требованиям закона, было недопустимо. Однако органы Смерш не предприняли никаких срочных мер по охране места происшествия с целью его дальнейшего осмотра и изъятия улик - стреляных гильз, пуль, окурков и прочего, что в процессе расследования могло быть использовано в качестве вещественных доказательств.

- Почему?

- Сейчас трудно сказать, почему не возбудили уголовное дело и не провели следствие. Версий может быть много и ни одна из них, к сожалению, не будет подтверждена документально. Может быть, потому, что на четвёртое марта было назначено наступление наших войск и некогда было заниматься расследованием. Может, не было указания Сталина, потому что генерал Ватутин был жив, и никто не думал, что ранение приведёт к его гибели. Версий много, но факт остаётся фактом. Следствия не было. Провели только служебное расследование.

- Верна ли версия, что на Ватутина было совершено покушение и он попал в спланированную засаду?

- По документам Смерш, НКВД и наградным листам на охранявших Ватутина красноармейцев я восстановил картину боя. Примерно в полдень 29 февраля 1944 года основная часть охраны на машине «студебеккер» была выслана вперёд по маршруту Ровно - Здолбунов - Острог - Славута с задачей разведать обстановку и ожидать кортеж с генералом в Здолбунове. Ведь именно по этой дороге Николай Ватутин собирался ехать в 60-ю армию. Но затем по совету генералов Пухова и Козлова командующий фронтом решил изменить маршрут движения. В 16 часов 30 минут выехали по маршруту Ровно - Гоща - Милятын. Это было очень рискованно, ведь согласно неписаному закону, на войне по одной дороге дважды не ходят. Кроме того, «студебеккер» с бойцами охранения находился вообще у Здолбунова. В результате в 18 часов 50 минут десять красноармейцев, следовавших в составе кортежа, командующий фронтом, член Военного совета фронта и два офицера штаба подверглись нападению банды численностью до ста человек. В этом бою генерал Ватутин получил сквозное ранение верхней трети правого бедра с переломом бедренной кости, но благодаря самоотверженности сопровождавших его красноармейцев был вынесен из-под огня и доставлен в госпиталь.

Боевики УПА умели устраивать эффективные засады на обозы и небольшие группы красноармейцев. Так, в одном из документов Смерш говорится, что в период с 7 января по 2 марта 1944 года «было произведено бандгруппами вооружённых нападений на отдельно следующих военнослужащих, отдельных советских и партийных работников, а также на небольшие обозы с военным имуществом до 200 случаев».

Если бы бандиты целенаправленно готовили засаду на Ватутина, то их действия были бы гораздо коварнее и результативнее. Тактика нападения бандитов подобна молниеносному укусу змеи из укрытия, после чего происходил быстрый отход. А в бою, в котором ранили Ватутина, отсутствовал напор для достижения конечной цели - физического устранения командующего фронтом. И потом: населённый пункт - не лучшее место для засады. Бандиты, хорошо знающие местность, могли совершить нападение на лесной дороге и, подпустив машины поближе, забросать гранатами или расстрелять в упор из пулемёта. Вероятно, предварительной информацией о маршруте следования кортежа боевики не располагали, а значит, специально засаду на генерала Ватутина не организовывали.

- И всё же в книге вы представляете архивные документы, подтверждающие, что сотрудники Смерш и НКВД установили личности бандитов, которые участвовали в нападении на генеральский кортеж. Значит, преступление было раскрыто?

- Найденные документы свидетельствуют о возможной причастности к вооружённому нападению на Ватутина бывшего начальника штаба дивизии «Холодный яр» УПА Евгения Басюка по кличке Черноморец и командира соединения групп УПА Фёдора Воробца, кличка Верещака. Оба этих главаря состояли в руководстве повстанческой армией. Однако вместо того чтобы привлечь Басюка к уголовной ответственности за бандитизм, его завербовали, присвоили псевдоним Кармелюк, и он возглавил агентурно-боевую группу НКГБ. Басюка использовали в качестве «живца» в спецоперациях по разгрому УПА. В этом деле он преуспел и даже начал злоупотреблять доверием своих новых начальников. В конечном итоге был арестован за мародёрство и грабежи и осуждён к двадцати пяти годам исправительно-трудовых лагерей. К слову, отбыв наказание, Басюк уехал жить в Ростовскую область. А в 1991 году, в период развала СССР и повального пересмотра дел о политических репрессиях, даже был реабилитирован.

Верещаку в марте 1947 года приговорили к расстрелу с конфискацией имущества. Но в связи с отменой в мае 1947 года смертной казни, он был отправлен на 25 лет в лагеря. Умер в 1959 году в Иркутской области.

- Василий Михайлович, а почему книга о тайне гибели генерала Ватутина вышла таким маленьким тиражом - всего одна тысяча экземпляров?

- Это решение издательского совета.

- А кто профинансировал издание?

- Большую помощь в издании книги оказал губернатор области Евгений Савченко. Недавно вышла ещё одна моя книга - «Чувство локтя», это рассказы о боевом братстве русских солдат, которым довелось воевать в Афганистане и Чечне. Книгу помогли напечатать белгородская региональная организация «Совет родителей военнослужащих» и Управление социальной защиты населения Белгородской области. Мои рассказы печатают столичные журналы, они иногда платят гонорары, но на эти деньги книгу не выпустишь.

- Получается, что вы провели расследование гибели генерала Ватутина и написали книгу на общественных, так сказать, началах?

- Нет. Я получил в качестве гонорара 250 экземпляров книги «Генерал Ватутин: тайна гибели». Остальные 750 разошлись по библиотекам. Из моих авторских на сегодня осталось лишь тридцать книжек. Хочу допечатать ещё сто экземпляров.

- Василий Михайлович, у вас богатый милицейский и боевой опыт… Кстати, а за что вас наградили медалью «За отвагу»?

- Это было в 1995 году, в первую чеченскую войну. Ночью в пригороде Грозного наши разведчики внутренних войск нарвались на засаду. Многих ранило. Я руководил оперативной группой МВД. Мы на БТРе выехали к ним на помощь, вывезли раненых ребят из-под обстрела и доставили в Ханкалу, в военный госпиталь.

- Ну заодно расскажите и о внеочередном присвоении звания полковник милиции…

- Это уже было в Ингушетии - за раскрытие теракта и ещё ряда преступлений, связанных с деятельностью бандитского подполья на Северном Кавказе.

- Так почему бы вам не заняться написанием детективов? Спрос на них большой, и гонорары платят солидные…

- Мне предлагали в одном московском издательстве за хороший гонорар переделать одну из моих книг в детектив и издать большим тиражом. Я отказался. Ведь если бы я занялся литературной коммерцией, то не было бы книги о Ватутине. А она для меня важнее больших гонораров. Ценности разные. Дочь Ватутина Елена Николаевна прочла мою книгу, обняла меня и поблагодарила. А ведь это наивысшая награда для меня - благодарность человека.

- На что же вы живёте?

- Я получаю государственную пенсию.

- А кроме написания книг, чем ещё занимаетесь?

- Собираю старинную утварь. У меня в доме даже есть небольшой музей «Русское подворье»: прялки, утюги, предметы быта и, конечно, много вещей времён Великой Отечественной войны.

- Традиционный вопрос: каковы планы на будущее?

- Хочу сделать документальный фильм по своей книге о Ватутине и с таким же названием. Сейчас налаживаю контакты с телеканалами «Культура» и «Звезда».

- По-моему, до генерала Ватутина у вас уже было расследование. О наших юных разведчицах и немецкой суперпушке, которая обстреливала Москву…

- Это так. В федеральной газете «Известия», а затем в наших «Белгородских известиях» была опубликована история о том, как в 1942 году разведчицы Наташа Бойкова и Шура Хренова, им было всего по 19 лет, выяснили, что за орудие огромной разрушительной силы обстреливает из-подо Ржева наши позиции. Немецкая суперпушка была уничтожена. Но сами разведчицы с задания не вернулись. Их командир Николай Афанасьевич Евдокимов двадцать лет восстанавливал факты, чтобы узнать, что же случилось с девушками, посланными им в тыл врага. Эта история неожиданно вызвала шквал злобных откликов. Особенно неистовствовали блогеры и журналисты некоторых либеральных СМИ. Они обвинили ветерана контрразведки Николая Афанасьевича Евдокимова во лжи. Он живёт в Белгороде, ветеран УФСБ России по Белгородской области, награждён многими боевыми орденами и медалями. Чтобы защитить честь офицера контрразведки и восстановить историческую правду, мы реализовали проект с рабочим названием «Особая война». Говорю «мы», потому что к участию в проекте были привлечены военные специалисты.

- И что удалось установить?

- Нашли газету «Красная звезда» от 15 октября 1942 года. В ней в статье А.Ф. Полякова «Под Ржевом. Конец «Берты» подробно рассказано, как лётчик-корректировщик Васильев, получив задание от командира 542-го пушечного артиллерийского полка Жигарева, вылетел в указанное разведчицами место, нашёл там сверхмощную немецкую железнодорожную пушку и передал её координаты командованию. Артиллеристы Жигарева точным попаданием уничтожили орудие. Об этой истории стало известно Верховному главнокомандующему И.В. Сталину. Он дал указание опубликовать статью Полякова ещё и в газете «Правда».

Кроме того, в Центральном архиве Министерства обороны РФ разыскали исторический формуляр 542-го пушечного артиллерийского полка, в котором есть запись об уничтожении суперпушки. Там же, в архиве, нашли наградной лист на командира звена корректировщиков, младшего лейтенанта Евгения Александровича Васильева. И в этом документе есть такие строки: «О его мужестве при выполнении боевого задания правдиво сказано в повести писателя Полякова «Под Ржевом». А Николай Афанасьевич Евдокимов в 1941-1942 годах состоял в должности оперуполномоченного особого отдела по обслуживанию 542-го корпусного артполка. Всё, что рассказал через много лет офицер контрразведки, оказалось правдой.

- Против тех, кто оскверняет нашу историю, самый лучший способ борьбы - рассказывать людям правду. Вот как вы, например…

- Стараюсь в меру своих сил.

- Василий Михайлович, у вас много единомышленников?

- Много. Если бы их не было, я не смог бы написать книгу о Ватутине. Люди, которые мне помогали искать материал, делали это бескорыстно. Для них слова «Родина» и «Великая Отечественная война» - не пустой звук. И таких людей много и в России, и на Украине.

Справка «Белгородских известий»

Василий Михайлович Журахов родился 25 февраля 1964 г. в посёлке Прохоровка Белгородской области. Образование высшее юридическое. Прошёл путь от рядового внутренних войск МВД СССР до полковника милиции, заместителя начальника Управления собственной безопасности ГУ МВД России по Южному федеральному округу. Неоднократно выезжал в служебные командировки в «горячие точки». Член Союза писателей России. Автор военно-патриотических книг «Кавказский мятеж», «Расплата», «Долг чести», «С крестом на сердце», «Особая война. Смерш против Абвера», «Чувство локтя», «Генерал Ватутин: тайна гибели». Живёт в Белгороде.

 

Беседовал Евгений ФИЛИППОВ. Фото Михаила МАЛЫХИНА



Источник: http://belwesti.ru/23.7.13-17141.html
Категория: События | Добавил: dvm (26.07.2013) | Автор: Белгородские известия
Просмотров: 2097